Народное интервью с писателем Александром Радиным

Наконец-то, хоть и с некоторой задержкой, сайт GSC-Fan.Com размещает итоги народного интервью с писателем Александром Радиным, автором ставшего уже культовым романа «Стрингер. Летописец отчуждения», написанного в рамках книжного проекта S.T.A.L.K.E.R. Те, кто с книгой пока не знаком, могут почитать нашу рецензию и решить для себя, стоит ли роман чтения. На наш взгляд – стоит :)

Народное интервью с писателем Александром Радиным

И, как мы обещали, авторов лучших вопросов, по мнению Александра, мы награждаем экземплярами книги «Стрингер» с именными автографами писателя. Итак, поехали! :)

Алексей Антипин: Здравствуйте. Я понимаю, что серия закрыта (хотя как бы и не закрыта – прим. ред.). А вообще, планировалось ли продолжение «Стрингера»?

Александр Радин: Нет. Никогда. Роман закончен, поставлена точка. Был момент, когда я хотел написать другой роман и использовать главного героя «Стрингера», как второстепенного персонажа, но потом отказался от этой затеи.

Катюшка Ермолаева: Здравствуйте, Александр, скажите, а есть ли автобиографичные сцены в книге, ситуации из жизни ваших друзей? И что Вас вдохновило на написание книги?

Александр Радин: Автобиографичных сцен море. В жизни происходит масса интересных ситуаций, достаточно их увидеть, запомнить, а потом отшлифовать, подгоняя под определенный сюжет. Вся атмосфера «Стрингера» – это часть моей жизни. О подробностях рассказывать не буду, давайте оставим их для других романов.

Вова Скакодуб: Здравствуйте, Александр. Каждый писатель при написании книги или рассказа преследует определенные цели: что-то рассказать, чему-то научить, от чего-то предостеречь, к чему-то подтолкнуть. А какую цель ставили перед собой вы при создании произведений? Какие эмоции двигали вами при создании книги?

Александр Радин: Я хочу рассказать историю. Это главный движущий фактор. История о людях сильных и слабых, история о выборе, история о целях в жизни. Жаль, что у меня очень мало времени в жизни, и я не могу полностью посвятить ее созданию различных историй.

Дмитрий Плющанский: Здравствуйте, скажите, а вы сами были в Чернобыльской зоне отчуждения?

Александр Радин: Можно сказать – почти был. Я долго изучал огромное количество фото из Припяти, Чернобыля, прочел много литературы, рассказов очевидцев. Ну а в этом году планирую большой маршрут: поездка на мотоцикле по России и Украине. Скорее всего, попаду в Припять по официальной путевке.

Роман Скориков: Здравствуйте, у меня такие вопросы… Сколько времени уходит на задумку сюжета книги, на печать текста, на оформление? Есть ли чёткие границы этих этапов ? Когда вы пишете сюжет, вы обязательно завершаете его без перерывов или можете прерваться на определённый момент, пока не придёт вдохновение?

Александр Радин: Сам сюжет может появиться спонтанно. Это дело одной секунды. А вот его проработка занимает гораздо больше времени. Нет никаких четких границ каких-либо этапов – по крайней мере, для меня. Просто сажусь и пишу. Могут быть большие перерывы, но они связаны в первую очередь с большой загруженностью на основной работе, а не отсутствием вдохновения. Я ведь не профессиональный писатель, поэтому пишу в свободное время. Его, к сожалению, не так много.

Николай Иванов: Здравствуйте, Александр, такой вопрос. А почему вы решили писать в постапокалиптическом жанре?

Александр Радин: Сложный вопрос. Лет в пятнадцать я царапал карандашом на тетрадке рассказ про человека, который выживает в мире, в котором умерла цивилизация. Эту писанину теперь так забавно читать. В то время не было никакой моды на постап, однако эта тема постоянно крутилась у меня в голове. Сложно сказать почему. Мне близка тема одиночества вдали от цивилизации. Это если глобально брать. Я очень много времени провел один вдали от людей и вечной суеты городов.

Николай Иванов: И еще, теоретически, вы бы хотели быть сталкером, жить его законами, и быть на «ты» с Зоной? Заранее спасибо.

Александр Радин: О, нет. Постоянно вертеться на квадрате в тридцать километров. Нет, нет и еще раз нет. Пройтись там разок – это да, но постоянно с маниакальной настойчивостью проводить там годы… Увольте. Мир вокруг нас огромен и интересен, и я не могу отказать себе в удовольствии посмотреть его красоту.

Дмитро Булгаков: Александр, использовали ли Вы в своей книге какие-либо места из Вашего родного города в качестве, например, участка локации? Или, может, использовали какие-то постройки, «объекты»? Хотелось бы спросить ещё вот о чем: если бы не написание книг, тогда что другое…? (имеется в виду занятие, которым Вы бы занимались)

Александр Радин: Я не занимаюсь написанием книг. Я занимаюсь чем угодно: работой, машинами, мотоциклами, катерами, железками, всяческими авантюрами, путешествиями и вылазками… перечислять можно долго. Написанием книг я занимаюсь в последнюю очередь, именно поэтому очень долго пишу. Чтобы что-то написать, должна накопиться интересная информация об этом мире. И я стараюсь накопить ее как можно больше.

Слово «локация» мне не нравится. Это игровой жаргон. Для меня место действия романа – это цельная территория, отдельный мир. Нет, я не использовал места из моего родного города, работая над «Стрингером». В работе над другим романом – да, использую.

Николай Левитский: Здравствуйте, Александр. Кто является прототипом Алексея Смертина? Какие черты характера главного героя Вам нравятся больше всего? Какие книги других авторов по вселенной S.T.A.L.K.E.R. вы бы порекомендовали?

Александр Радин: Смертин – собирательный образ. Есть и прототип, но его я называть не буду, пусть это останется секретом. В Смертине больше всего мне нравится то, что он прет напролом, назло всем обстоятельствам, переступает через свои слабости и идет дальше. Я знаю, что это такое – проснуться после холодной ночи на открытом воздухе, почувствовать, как в венах кровь застывает от мороза, но заставить себя встать и идти дальше. Я очень уважаю таких людей. Без нытья, без жалости к себе идти к цели, принимать судьбу такой, какая она есть и радоваться всему, что тебя окружает. Буквально вчера я организовывал людей, чтобы поиграть за городом в пейнтбол. У нас тут дожди пару дней шли. Так вот один парень отказался ехать, начал рассказывать, что по грязи он бегать не будет, погода плохая, все против игры… Я ему говорю: «Послушай, дружище, так ведь это же кайф! Это же по-настоящему – валяться в грязи, отстреливаясь от мнимых врагов. Лучше же не придумаешь». Но он меня не понял. Многим людям, к сожалению, диван важнее, чем все красоты этого мира, чем адреналин в крови. Я уважаю беспокойных людей, людей способных на поступки. Смертин из таких. Он бы поехал играть со мной в пейнтбол под дождем :)

Из серии нравятся Калугин, Орехов, Гравицкий, Палий и Степанов.

Михаил Фоменков (а вот и первый призовой вопрос!): Я предполагаю, вы не из ветреных людей, веселый и жизнерадостный. Но я, конечно, сомневаюсь своему предположению, я ваших книг не читал, тут меня наверно помидорами и яйцами за это закидают :) Вопрос: Что бы вы сделали со мной за то, что я не читал ваших трудов?

Александр Радин: Пожалуй, придется подарить вам книгу. А что я сделаю с вами, если вы ее не прочитаете?.. Напишу-ка я лучше об этом в подарочном экземпляре. Только для вас, дабы не испугать других читателей, ибо моя изощренная фантазия не знает границ :)

Владислав Грахов (второй призовой вопрос): Доброго дня, Александр! Надеюсь, я останусь услышанным, или хотя бы уделите пару секунд на мой вопрос. Я сам начинающий писатель, но в связи с последними событиями, характеризующие сущность организации S.T.A.L.K.E.R. и всю книжную линейку, многие писатели-профессионалы бросают свои перья, не говоря о любителях вроде меня. Думаю, спрашивать вас о продолжении линии бессмысленно как минимум. Так вот, мой вопрос звучит так: многие писатели смирились с тем, что им пришлось перебираться в другие сферы написания. Допустим, мой знакомый, писатель Дмитрий Силлов перебрался в серию книг «Кремль 2222», т.к. эта серия приемлема по атмосфере к миру братьев Стругацких. А каков ваш путь? Вы последуете примеру многих «верных» постапокалипсиса, или же перейдете на написание книг в другую область?

Александр Радин: Мой путь… Разве стоит выбирать путь, ориентируясь на каких-то флагманов? Это же все равно, что идти проторенной тропой – скучно, нудно, без неожиданностей. Это все равно, что покупать в отпуск путевку в Египет – шезлонг, пляж, обгоревшие русские морды, отель и вечернее пиво. Но можно же иначе. Можно в Карелию на сплав по порогам, или на Алтай конными маршрутами или сесть на мотоцикл и совершить настоящее свое путешествие. Пусть небольшое, но свое. Или изведать на машине округу родного города, забраться в соседние леса с палаткой, покормить комаров. Понимаете, о чем я?

Когда писался «Стрингер», я не ориентировался на издание романа. Я писал для поклонников именно этого мира, мне хотелось им многое рассказать. Я видел мир Зоны не игровыми локациями, а целостным жестоким НАСТОЯЩИМ миром. Миром, полным приключений, дружбы, предательства, гаммы эмоций. Может, я туфту слюнявую сейчас пишу, но для меня это действительно так.

Пишите то, что вам нравится, не старайтесь заработать на этом денег. Если вы действительно талантливы – деньги сами прилипнут к рукам. Пишите про свои миры, создавайте своих героев и не надейтесь, что вас опубликуют. Если опубликуют – это будет приятной неожиданностью. А если нет – ваше творчество наверняка кому-нибудь понравится. Интернет – замечательное открытие человечества.

Mr. Eko: Здравствуйте. Читал, что печатный вариант отличается от того, что выложен в интернете, более чем на 40%, хотелось бы узнать, какой вариант вам больше нравится :)

Александр Радин: Второй. У меня было очень мало времени и многое хотелось исправить. Я работал по двадцать часов в день над текстом, вложил много труда. Не все удалось, но что-то все-таки получилось.

Серёга Серёга: Скажите, пожалуйста, будут ли другие книги с героем «Стрингера» или нет? Книга понравилась, писательский язык, которым была написана эта книга, был приятен и близок.

«Книга хорошая, а писатель лучше!»

Александр Радин: Не знаю. Не хочется планировать. Дай бог, чтобы Смертин остался жив.

Виктория Юхно: Здравствуйте, Александр! У меня к вам несколько вопросов.

К вашей книге «Стрингер» было создано две иллюстрации для обложки, одна любительская (на тот момент) Александром Руденко, вторая им же, но более профессиональная. На Либрусеке выложен еще один вариант, тоже любительская стандартная заготовка. Иллюстрации Александра Руденко не сильно отличаются, но все же разница есть. А какой вариант вам самому нравится больше, и больше (по вашему представлению) соответствует атмосфере книги?

Александр Радин: Сам факт, что роман иллюстрировали без всякого коммерческого интереса, меня потряс до глубины души. Правда. Мне нравятся абсолютно все иллюстрации. Когда человек что-то делает от души… это можно критиковать, но я не буду этого делать. Мне было очень приятно увидеть эти работы. Я не ожидал, что на роман будет столько откликов. На самом деле, я писал для весьма узкого круга фанатов Зоны, кочующего от одного ресурса к другому в Интернете. Думал – почитают, обсудят и забудут.

Виктория Юхно: Приглашали ли вас писать в серии, схожие со «Сталкером»?

Александр Радин: Нет. Я же всего лишь любитель, пишу тексты под лучиной в свободное время. Будет сюжет – сам его предложу, но пока хочется своего, пусть это и не опубликуют. Задумок масса.

Виктория Юхно: Если в рамках проекта Survarium будет начата новая книжная серия, захотите ли вы принять в ней участие?

Александр Радин: Скажу больше, если мир мне понравится, а книжной серии не будет, я все равно напишу историю. Почему нет? А этот мир должен быть очень интересным, я прямо чую это.

Виктория Юхно: Какая самая лучшая, на ваш взгляд, похвала может быть для книги? И конкретно вашей, и вообще.

Александр Радин: «Эта книга изменила мою жизнь». Эти несколько слов – откровение для любого автора.

Виктория Юхно: Как вы относитесь к критике вашего творчества?

Александр Радин: Позитивно. Меня Василий Орехов так раскритиковал… Ох как он меня критиковал… И так и эдак, за что большое ему спасибо. Критика позволяет автору расти. Но есть понятие конструктива. Например, меня всегда забавляли комментарии типа: «Книга говно, потому что она про журналиста». Это уже не критика. Это, скорее, необузданное желание высказать мнение о своих предпочтениях, а заодно показать короткий ум.

Виктория Юхно: Спасибо за внимание.

Федосеев Савва: Здравствуйте, уважаемый автор :)

Как всем известно, книга «Стрингер» написана была в далёком 2008, не обидно ли вам было ждать ее выпуска, а тем более её корректировки?

Александр Радин: А что тут обидного? Я вообще не думал, что она пойдет в печать. Скажу по большому секрету – ее никто толком не корректировал. Была проведена работа над орфографией, опечатками, но не более того. За это я благодарен издательству. Со мной никто не нянчился, но и никто не заставлял менять текст. А для меня это важно.

Влад Галушкин: Доброго вечера, Александр. У меня лишь два вопроса к Вам, но они меня очень беспокоят.

Я предполагаю, что Вас к написанию книги «Стрингер» подтолкнули произведения других авторов, таких, как Василий Орехов и Андрей Левицкий. Если это так, то скажите пожалуйста, какие именно произведения Вас подтолкнули к написанию столь популярного романа «Стрингер»?

Александр Радин: «Дезертир» Степанова. Я был в восторге от его угрюмого мира. Орехов и Калугин были много позже, когда писались последние главы романа.

Влад Галушкин: Увлекались ли Вы в детстве написанием всякого рода рассказов и историй, и вообще, какую литературу Вы любили читать в детстве? Заранее спасибо.

Александр Радин: Море фантастики. Я перечитал гору фантастики качественной и не очень. Говарда, Сапковского, Толкиена, Азимова, Гаррисона, Мэтсона… «Кушал» все без разбора. Что-то нравилось, что-то не очень. Но любовь к фантастике и фэнтези осталась на всю жизнь.

Татьяна Вишнякова: Александр, приветствую. Хотели бы написать книгу в формате серии «Вселенная Метро 2033»?

Александр Радин: Есть у меня кое-какие наброски. Но это не то «Метро», что привыкли видеть фанаты, не тот романтический мир. Я вижу его другим. Совсем другим.

Тимур Мухаметьяров: Какой мутант Зоны самый опасный, по вашему мнению, какой вам нравится больше всего (возможно внешне,или проявлением своей силы)?

Александр Радин: Нет страшнее зверя, чем человек. Особенно вооруженный человек, психика которого разрушена тлетворным влиянием Зоны. Значит он опаснее всех.

А лично мне нравится химера. Есть в финале романа сцена, когда Смертин гладит химеру. Я бы тоже так хотел: прикоснуться к машине смерти и не умереть.

Василий Гаврилов: Добрый день. После выхода в большой свет вашей первой книги вас уже приглашали в другие книжные серии или, может быть, вы сами взялись за новый роман?

Александр Радин: Пишу, работаю, придумываю. Нет, не приглашали. Сам постучусь, как закончу. Не откроют, значит, зайдем с запасного входа.

Денис Кесарев: Доброго дня, Александр! Хочу Вам задать несколько вопросов.

Тяжело ли было писать «Стрингер»? Ведь написание романа – это трудоемкий процесс, занимающий довольно много времени и сил.

Александр Радин: Не легко. На это уходит очень много времени. Кроме того, все это действует на эмоциональный фон. Становишься каким-то идиотом, дурачком. Ходишь, шепчешь что-то себе под нос и вдруг подпрыгиваешь с криком: «Эврика!!!» и бежишь к ноутбуку. Со стороны все это, наверное, очень смешно выглядит.

Денис Кесарев: Кто Вас вдохновлял на написание данной книги? Наверное, кто-нибудь из Ваших родных или близких стал прототипом героев Вашей книги?

Александр Радин: Это крутые писатели и художники могут похвастаться: «на меня напало вдохновение». Напало и давай долбить в мозг. Даже страшно становится стать жертвой такого нападения. А я просто садился и набирал текст. Хотя нет. Я жил все время создания «Стрингера» этим миром, я ходил вслед за Смертиным по тропам Зоны, я стрелял вместе с ним по плотям, я жал руки вместе с ним «монолитовцам» и докуривал вместе с ним сигаретный бычок во время коротких привалов. Это круче, чем нападение вдохновения. Гораздо круче.

Денис Кесарев: Довольны ли Вы своей книгой? Остались ли какие-нибудь не решенные вопросы или недочеты?

Александр Радин: Недочетов масса. Но разве можно что-то исправить? Нет. Значит, улыбаемся и движемся вперед, к новым целям и впечатлениям.

Денис Кесарев: Пишите ли Вы сейчас какую-нибудь книгу? Если да, то расскажите про нее.

Александр Радин: Пишу, причем несколько романов сразу – под настроение. Ничего не скажу. Это страшная тайна :) Скажу только, что должно получиться круто, безбашенно и очень странно.

Денис Кесарев: «Летописец Отчуждения» был написан в 2008 году, но не смог издаться. Вы переписали книгу и получился «Стрингер» (сюжет изменен на 40% от предыдущей версии). Как Вы думаете, какой из вариантов книги был более успешным – «Летописец Отчуждения» или «Стрингер»?

Александр Радин: Успех – это немного не то слово. Мало того, мне сказали, что «Летописец» пойдет в печать в том виде, что он есть. Я сам запротестовал и попросил немного времени, чтобы поработать над романом. Я очень уважаю читателя и использую все свои крайне скромные силы, чтобы читателю понравилась моя история. Я правда старался, ребята. Можете судить строго, а можете не судить, но писалось все для вас.

Денис Кесарев: Какую роль сыграл Вячеслав Мурыгин в издании Вашей книги?

Александр Радин: Самую главную роль. От меня – только буквы. А Слава… Он великолепен (Саша, не заставляй меня краснеть! – прим. смущенного редактора). Он замечательный человек. Очень скромный, но в тоже время он ставит цели и добивается их. Он договаривался, спорил с издателями, вычитывал, отсылал тексты, клянчил «еще времени на доработку», ругал меня, хвалил меня… Слава – потрясающий парень, благодаря которому все получилось.

Денис Кесарев: Знакомы ли Вы с Сергеем Калинцевым? Читали его обзор на Вашу книгу? Согласны ли Вы с ним?

Александр Радин: Лично не знаком. Обзор читал. Я уважаю мнение Сергея, он авторитетный человек в «сталкерской» среде.

Денис Кесарев: И напоследок: чтобы Вы хотели пожелать начинающим авторам?

Александр Радин: Прожить жизнь так, чтобы было о чем написать.

Денис Кесарев: Спасибо Вам за внимание :)

Валерий Костин: Здравствуйте, Александр.

Каким образом Вы узнали о существовании вселенной S.T.A.L.K.E.R.? Когда это было?

Александр Радин: О вселенной Стругацких я знал давно, но как-то не рассматривал ее под таким углом. Но однажды друг дал почитать «Дезертира». С этого все и началось.

Валерий Костин: Близка ли Вам тематика постапокалипсиса?

Александр Радин: Очень. Это мир, в котором я бы мог найти себе место. Мама – анархия :) Только не воспринимайте мои слова буквально.

Валерий Костин: Что вы ощущаете при виде заброшенного места? Заранее благодарю за ответы.

Александр Радин: Мне хочется увидеть, как все начиналось. Как это место появилось, расцветало, процветало, а потом пришло в упадок. Знаете, как в ускоренной в тысячи раз видеозаписи. Все от начала и до конца. И еще, хочется верить, что во всех руинах живут свои духи, которые охраняют тишину и покой величественных развалин и бескрайних пустошей от посягательств случайных прохожих. Такая вот мистика :) Очень хочу попасть в Сахару и знаю точно, что попаду. А когда вернусь оттуда… Наверное расскажу о своих впечатлениях. Надеюсь, что вам случайно попадут в руки эти мои рассказы :)

Что ж, от лица читателей и сайта GSC-Fan.Com мы благодарим Александра за выделенное для нас время! Надеемся, мы тебя не сильно отвлекли от работы :) Ждем от автора новых интересных книг и желаем доброй удачи!

Напоминаем, что решением Александра Радина книги «Стрингер» с автографом автора вручаются Михаилу Фоменкову и Владиславу Грахову! Поздравляем победителей, и просим их связаться с главным редактором сайта Вячеславом Мурыгиным для уточнения почтовых реквизитов, необходимых для отправки призов.
Также выражаем благодарность всем читателям, приславшим вопросы для интервью, получилось здорово! В дальнейшем мы постараемся радовать вас новыми интересными конкурсами с ценными призами. Спасибо, и до встречи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.